matsam (matsam) wrote,
matsam
matsam

Category:

"Бремен" - лайнер легенда. История великого Корабля.

Я люблю старые игрушки,в них есть нечто особенное. Изготовленные вручную, спроектированные выдающимися мастерами своего дела они сегодня стали произведениями искусства, предметами коллекционирования и музейными экспонатами. Недавно на аукцион была выставлена вот эта модель корабля в масштабе 1:1250.



Меня немного удивила цена в 3 200 Евро, хотя я и небольшой специалист в моделях кораблей,мне она показалась завышенной. Кстати фирма VIKING, выпустившая эту модель в далёком 1930 году и сейчас одна из крупнейших в Европе и выпускает модели автомобилей и кораблей.
Модель замечательная, посмотрите её фотографии в мельчайших подробностях











Кстати модель рекордсмена Атлантики делал и знаменитый FLEICSHMANN . Совсем недавно, вот такая игрушка была продана за 4 400 Евро.



А пока я писал этот пост, была выставлена на торги на немецком Ебэе еще одна Викинговская модель,состояние просто шикарное. Торги идут с нуля, поэтому скоро узнаю настоящую цену игрушечного шедевра.




А вот судьба самого лайнера, построенного в Германии в 1928 году, сложилась весьма драматично .



Когда закончилась Первая мировая война, у всех стран мира не хватало средств на восстановление своего коммерческого флота. Больше всего в этом была заинтересована Германия, которая, согласно Версальскому соглашению, передала практически весь свой коммерческий флот странам-победителям Первой мировой войны. И если последние могли восстановить свой флот немецкими репарациями, то Германии предстояло начать воссоздавать флот с пустого места. После того, как трио класса «Император» было передано США и Великобритании, от немецкого торгового флота остался только старый «Дойчланд», построенный ещё в 1900 году.

Для Германии ещё одним неприятным фактом было то, что «Голубая лента Атлантики» все ещё принадлежала Великобритании и их «Мавритании», которая установила рекорд в 26.06 узлов ещё в 1907 году. Германия должна была срочно что-нибудь предпринять.

В 1927 году Франция построила самый красивый лайнер в мире — «Иль де Франс». Тот факт, что Германия проиграла войну, заставлял немецкую общественность чувствовать себя ещё хуже. Тогда было решено снова вступить в гонку на Североатлантическом маршруте. Вместо того чтобы гнаться за размерами и роскошью, Германия решила бороться за Голубую Ленту Атлантики. Спустя 20 лет Лента сменит хозяина.

Было принято решение о постройке двух больших лайнеров компанией «Северогерманский Ллойд». Суда должны были быть достаточно быстрыми, чтобы побить рекорд «Мавритании», а также достаточно роскошными, безопасными и большими. Назвать суда решили «Бремен» и «Европа». Соответственно «Бремен» решили строить в Бремене, а «Европу» в Гамбурге. Причина, по которой суда строили в разных местах, была то, что, Германия хотела ввести лайнеры в состав флота в одно и то же время. Первым из двух судов должны были закончить «Европу», но из-за пожара во время отделки, ввод в строй «Европы» был отложен на 10 месяцев.



Было запланировано, что не только «Бремен» и «Европа» будут работать на маршруте между Германией и Америкой. Третье судно должно было превратить дуэт в трио, а именно, «Колумб», судно, которое первоначально должно было называться «Гинденбург», брат британского «Гомерика».



В августе 1928 «Бремен» был спущен на воду. Снова Германия могла утверждать, что обладает главным судном Атлантики. Но вопрос о том, сможет ли «Бремен» отвоевать «Голубую Ленту Атлантики», был все ещё открыт. Для немецкой общественности было бы большим разочарованием, если бы «Мавритания» могла удержать «Ленту».

Судно было построено для отвоевывания Голубой ленты Атлантики, но на борту судна было много вещей, которые интересовали общественность больше скорости. Внешне лайнер был чем-то новым. Его корма была новой формы — формы ложки, и большой 50,000-тонный лайнер имел лишь две трубы. Другая интересная особенность состояла в том , что ширина судна была больше, чем у любого другого лайнера-скорохода — 31 метр. Многие полагали, что судно слишком широкое для гонки за скорость. До этого момента все суда, которые претендовали на титул самого быстрого, строились узкими. Но новый лайнер показал, что это уже не обязательно.



16 июля 1929 года «Бремен» отправился в свой первый трансатлантический рейс Бремерхафен — Нью-Йорк. Когда он достиг Нью-Йорка (плавучего маяка Эмброуз) за 4 суток 17 часов и 42 минуты (считая от Шербура), средняя скорость составила 27,83 узлов, и лайнер завоевал «Голубую ленту Атлантики».



«Бремен» стал одним из самых популярных судов на Северной Атлантике. В 1930 году к нему присоединилась однотипная «Европа». Она побила рекорд брата в западном направлении, пройдя участок Шербур — плавучий маяк Эмброуз за 4 суток 17 часов и 6 минут, показав среднюю скорость 27,91 узлов. В 1933 году, «Бремен» снова перехватил Голубую ленту Атлантики в обоих направлениях (27,92 узлов в западном направлении, и 28,51 в восточном). В том же году итальянский лайнер «Рекс» побил рекорд «Бремена» в западном направлении показав среднюю скорость в 28,92 узлов, а в 1935 году рекорд «Бремена» в восточном направлении был побит французским лайнером «Нормандия» со средней скоростью в 30,31 узлов. Судно служило Северогерманскому Ллойду до начала Второй мировой войны.



Новые технологии принесли на борт «Бремена» несколько новых изобретений. Например, на судне был автопилот, названный «Металлический Майк». Автопилот мог вести судно в самую плохую погоду. Также был новый шведский измеритель скорости. Этот прибор состоял из трубки в дне судна, в которую попадала вода. Трубка была соединена с колесом, по оборотам которого, можно было вычислить скорость.
Профиль «Бремена»

Безопасность океанских лайнеров была на первом месте после трагической гибели «Титаника» в 1912 году. «Бремен» соответствовал всем требованиям безопасности. На верхней прогулочной палубе, по длине всей надстройки, стояли спасательные шлюпки. Каждая шлюпка была моторной. Топливные баки шлюпок всегда были полными, учения проводились почти каждый день. В этих лодках могли поместиться 3 848 человек, на 800 человек больше вместимости судна. Плюс к спасательным шлюпкам на лайнере было несколько плотов и резиновых лодок.




Двигатели «Бремена» и «Европы» были самыми мощными в мире на момент постройки. Они состояли из четырёх турбин по 25 000 лошадиных сил каждая, общей мощностью в 100 000 л. с.; на 30 000 больше, чем у «Мавритании». Электричество вырабатывалось отдельным дизельным двигателем.

Руль судна также был новинкой. В то время как рули старой конструкции представляли собой плоскую стальную пластину, руль новых немецких лайнеров был полым, а полость была заполнена клеем и пробкой. Таким образом, он был намного легче, и у кормы не было дополнительной нагрузки.



Так же, как и на «Иль де Франс», на «Бремене» была катапульта для самолета. Чтобы быть самым быстрым судном, лайнер должен был быстро переправлять почту через Атлантический океан. Когда судно было недалеко от американского побережья, самолет гружёный почтой, катапультировали и он прибывал с почтой на несколько часов раньше судна.



Во время начала Второй Мировой войны Бремен оказался в Нью Йорке, но не смог отчалить в Германию, так как Великобритания попросила правительство США задержать лайнер в порту до прибытия британского крейсера.




Крейсер должен был эскортировать лайнер в Великобританию, так как не хотели давать Гитлеру судно для транспортировки войск. Когда крейсер прибыл «Бремен» мог отчалить. Будучи в море, «Бремен» внезапно развил максимальную скорость и оторвался от медленного крейсера. Через несколько дней «Бремен» скрылся с поля зрения британских офицеров. После этого, никто не знал то, что случилось с «Бременом» до середины октября. На самом деле судно свернуло на север. За эту часть плавания команда смогла перекрасить судно в серый цвет.

И вот тут начинается самое интересное, корабль оказался в нашем Мурманске, вот выдержка из статьи Владимира Сорокажердьева об этом удивительном событии

Осенью 1939 года в Мурманске все явственнее слышалась немецкая речь. С началом Второй мировой войны многие германские суда поспешили здесь укрыться - торговые и наливные, к 4 октября в Кольском заливе их насчитывалось четырнадцать («Иллер», «Кольдильер», «Финиция», «Тюбинген», танкер «Ридеман» и другие). Была среди них и яркая знаменитость того времени - обладатель «Голубой ленты Атлантики» пассажирский лайнер «Бремен». Военно-морской нарком Николай Кузнецов вскользь упомянул о нем в мемуарах: «В те дни в Кольский залив неожиданно зашел немецкий лайнер «Бремен». Он, как до этого итальянский «Рекс», носил на трубе голубую ленту - знак превосходства в скорости над всеми пассажирскими судами мира. Дел у «Бремена» в Мурманске не было, его туда загнали, конечно, военные обстоятельства. Как невоенный корабль, он имел право посетить наш порт. Но, постояв некоторое время, «Бремен» столь же неожиданно покинул Мурманск и, воспользовавшись плохой погодой, прорвался в Германию».
К нам его загнали англичане

Лайнер «Бремен» работал на линии Гамбург - Нью-Йорк. 1 сентября 1939 года, с началом войны с Польшей, находился в Нью-Йорке. Англичане просили американцев задержать судно якобы за какие-то германские долги и снарядили для сопровождения крейсер. Неожиданно, не спрашивая разрешения властей, без пассажиров и груза «Бремен» покинул порт и растворился в тумане Атлантики. В пути капитан Аренс получил сообщение, по его словам, подобное эффекту разорвавшейся бомбы, - Англия и Франция объявили войну Германии. Чтобы избежать встреч с английскими военными кораблями, «Бремен» повернул на север, прошел Датским проливом близ Гренландии. Тем временем германский МИД испросил разрешение у Москвы на заход лайнера в Мурманск.



6 сентября в 9.30 «Бремен» увидели посты Цып-Наволока на полуострове Рыбачьем, в 12.15 он вошел в Кольский залив. Навстречу на портовом мотоботе спешили пограничники-контролеры и лоцманы. Однако их опередили североморцы на малом охотнике МО-11. На лайнер «самовольно» поднялись работники штаба Северного флота капитан 3-го ранга А. З. Шмелев и старший лейтенант М. А. Курилех, находились на борту полтора часа. Пограничное начальства приказало им покинуть лайнер как лицам, не имеющим полномочий на досмотр судна, для объяснений перейти на сторожевик ПСК-302, что был рядом. Офицеры требование пограничников проигнорировали, но с прибытием своего начальника капитана 1-го ранга И. Ф. Голубева перешли на МО-11.

Шмелев и Курилех выполняли волю командующего. От капитана «Бремена» они требовали встать на якорь в Сайда-губе, на что Аренс воспротивился, мол, губа по своим размерам не позволяет маневрировать его огромному судну, он будет вынужден радировать в Берлин, если не разрешат пройти в Мурманск. В конечном итоге под проводкой лоцманов и североморского катера лайнер достиг мурманского рейда. Однако внутреннего скандала избежать не удалось.

Разгневанный начальник Пограничных войск НКВД Мурманского округа комбриг Кузьма Синилов повелел своим людям Шмелева и Курилеха «протокольно допросить» на контрольно-пропуск-ном пункте. Не тут-то было. Командующий Северным флотом флагман 2-го ранга Валентин Дрозд по телефону строго предупредил Шмелева показаний не давать и возвращаться в Полярное. На отказ офицеров-североморцев пограничники составили акт.

Взаимоотношения моряков с пограничниками и раньше не отличались доброжелательностью. Первые всегда считали себя истинными хозяевами моря и побережья. И, побывав «поперед батьки» на «Бремене», унизили этим бойцов комбрига Синилова. Вольности капитана Аренса также не понравились командующему СФ. 12 сентября Дрозд подписал приказ «О режиме плавания на подходах к Кольскому заливу». Согласно ему все иностранные суда должны заходить на приемный пункт Цып-Наволок, откуда под проводкой лоцмана следовать в Кольский залив. Советские капитаны должны были брать лоцмана в Териберке. Соответственно на обратном пути лоцманская проводка заканчивалась в Цып-Наволоке или Териберке. Причем гражданские лоцманы торгового порта оказывались бы в подчинении Гидрографического отдела Северного флота. Данная система не прижилась, Цып-Наволок находился далековато. Руководство порта стало разрабатывать вариант устройства плавучей брандвахты на входе в Кольский залив на базе старого парохода «Соловки».


Появление «Бремена» в Мурманске вызвало огромный интерес у населения и переполох у местной номенклатуры. Еще бы! Звезда мирового судостроения! Один из самых быстроходных и комфортабельных пассажирских лайнеров мира. Построен в Бремене в 1929 году специально для побития рекорда, для завоевания «Голубой ленты». В первом же рейсе через Атлантику установил рекорд плавания, прошел маршрут за 4 суток 17 часов 42 минуты с фантастической скоростью 27,9 узла. Прошедшая перед ним «Мавритания» имела результат в 5 суток 1 час и среднерейсовую скорость 25,53 узла. Среди других лайнеров-скороходов отличался новыми технологиями - были только две трубы, автопилот, новый шведский измеритель скорости, корма имела форму ложки. Одно из первых судов с бульбовым носом для снижения волнового сопротивления, с особой плавностью обводов и обтекаемостью всех наружных конструкций. Длиной 286 метров, шириной 31 метр, валовой вместимостью 51656 регистровых тонн, мог брать на борт до двух тысяч пассажиров. За 600 миль до конечного пункта с катапульты запускался в небо гидросамолет (вы видите его на нижнем снимке), и почта на побережье доставлялась на сутки раньше. Лайнер строился в расчете на скорость 28 узлов. Однако капитан Аренс рассказывал гостям, что несколько дней назад преследуемый английскими военными кораблями развил скорость 32 узла. От Нью-Йорка до Мурманска «Бремен» прошел за 6 суток 13 часов 36 минут, преодолев 4045 морских миль, или 7491 километр. И это с учетом петли вокруг Исландии и задержки у входа в Кольский залив.

Морскую знаменитость в Мурманске встречали сотрудники германского посольства, наркомата иностранных дел, Главного морского штаба. Небольшой группой на катере они добрались до теплохода. В должности переводчика среди них находился Валентин Бережков, 23-летний матрос Тихоокеанского флота, будущий помощник Молотова, переводчик Сталина, известный журналист-международник. Это было первое задание Бережкова, первый шаг в большую дипломатию. Валентин Михайлович вспоминал: «Мы поднялись на главную палубу. Капитан Аренс поблагодарил за предоставленную возможность укрыться в Мурманске, угощал пенистым мюнхенским пивом из бочонка и ароматными сосисками с квашеной капустой. Затем нам устроили экскурсию по судну. Роскошные рестораны, музыкальные салоны, курительные комнаты, плавательный бассейн, закрытые и открытые прогулочные палубы с рядами шезлонгов, площадки для спортивных игр и, наконец, со вкусом обставленные каюты со всеми удобствами - весь этот комфорт говорил об исключительной заботе о путешественниках. Но пассажиров на борту не было. Зато команда состояла почти из тысячи человек. Она оставалась на судне, пока подготавливалась и оформлялась их эвакуация».

На «Бремене» находилось 917 членов экипажа и обслуживающего персонала. Большая часть подлежала отправке на родину. Именно для работы с немецкими моряками нарком ВМФ направил в Мурманск своего представителя - капитана 2-го ранга Е. Е. Зайцева и матроса-переводчика В. М. Бережкова, свободно владевшего немецким и английским языками.

Оформление документов не заняло много времени. К отъезду приготовились 850 человек. 18 сентября на причал подали два железнодорожных состава с купированными вагонами, и поезда с небольшим временным интервалом двинулись в Ленинград, где немецким морякам предстояла пересадка.

С небольшой частью экипажа - механиками, машинистами, штурманами - «Бремен» пока оставался в Мурманске. Капитан Аренс уходить не спешил, дожидался полярной ночи.

В один из дней в Кольском заливе случилось происшествие. Маневрируя, немецкий танкер «Палимэ» наскочил на какое-то подводное препятствие. Оказалось, здесь когда-то затоплялись пароходные котлы. Соответствующая отметка на карте залива отсутствовала. Портоуправление о складировании котлов не знало. Встревоженный Аренс потребовал перестановки «Бремена» в наиболее подходящее для длительной стоянки место, в последующие дни его бесила медлительность портовых властей. Все не так было просто, возникали проблемы «стратегического и навигационного порядка». Передвижка немцев решалась на уровне наркоматов.

Высадив большую часть команды в Мурманске, «Бремен» осторожно проходя по норвежскому побережью, наконец, прибыл домой в Германию в декабре 1939 года.

Когда «Бремен» прибыл в Германию, власти решили поставить судно на прикол. Сначала и «Бремен» и «Европа» должны были стать вооружёнными крейсерами, но из-за их размеров их решили переделать в транспортные суда.



Лайнер погиб трагично. Пока судно было пришвартовано в Бремерхафене, в марте 1941 года, кто-то из членов экипажа поджег судно. Огонь быстро распространился, и способа его потушить не нашлось. Судно было слишком сильно повреждено и его пришлось списать. Лайнер отправили на запчасти.

ss-dresden

Удивительно, но его полный тезка и предшественник пароход "Бремен" тоже погиб от пожара в порту Хобокен 30 июня 1900 года.

PierFire

Вот такая история получилась из за знакомства с шикарной моделью:)

Tags: История Германии, История СССР, история ХХ века, история второй мировой войны, лайнер Бремен.
Subscribe
promo matsam march 16, 2013 15:26 35
Buy for 40 tokens
Это произошло в конце 70х , да точно я ведь еще учился в школе. В Москве проходила выставка Федеративной Республики Германии, всё таки 1978 год и о чудо мне удалось на неё попасть. В те годы очередь на такие выставки растягивалась на километры, а когда отстоявший её счастливчик попадал…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment