matsam (matsam) wrote,
matsam
matsam

Category:

Литературный конкурс на призы компании WEXLER. Все работы!

Оригинал взят у mastino_odessa в Литературный конкурс на призы компании WEXLER. Все работы!
Ольга Кунавина. Рассказ "Я к вам пишу..."

Анна Сергеевна не любила, когда литературу ставили первым уроком в расписании. Что хорошего? Класс спит, зевает, причем широко зевает, с хрустом и вывертом, забывая порой прикрывать рот и периодически вытягивая то руки, то ноги. Ну о каких нравственных исканиях героев может идти речь в такой обстановке и при таком настрое? О каких высоких целях и благородных желаниях следует говорить и спорить, когда желание только одно: положить голову на парту и еще немного поспать. «Времена проходят, ученики не меняются», - уныло подумала Анна Сергеевна, окидывая взором активно зевавших девятиклассников.
Она вдруг почувствовала: еще секунда – и она сама зевнет. Анна Сергеевна тряхнула головой и энергично произнесла:
- Итак, ребята, на прошлом уроке мы начали знакомиться с романом «Евгений Онегин», рассмотрели особенности замысла и композиции, а также прослушали в исполнении известного виртуального артиста первую главу. Я напоминаю, что в конце урока я дважды, а может быть, и трижды, - в голосе Анны Сергеевны послышались металлические нотки, - попросила вас найти этот роман в Интернет-хранилище, закачать его в ридеры и прочитать первые две главы. Я вас настоятельно предупредила: текст должен быть у каждого. Ведь сегодня… - тут Анна Сергеевна сделала паузу и смягчила свой тон, придав ему мягкость и нежность, - сегодня нас ожидает упоительное знакомство с письмом Татьяны Онегину, так что тема нашего урока - «Я к вам пишу…». Доставайте свои книги.
Класс нехотя, привычными движениями потянулся к сумкам и принялся выкладывать на парты ридеры. Это внесло некоторое оживление в сонную атмосферу. Ребята переглядывались, бросая косые взгляды на соседние парты и ревниво сравнивая чужие ридеры со своими. Опытный глаз сразу заметил новичка. «Сколько входит?» - тут же раздался вопрос. «Десять тысяч, а скорость открытия всего две секунды», - мгновенно послышался ответ, раскрывший технические достоинства приобретения. Все обернулись и восхищенно, с уважением посмотрели на перещеголявшего всех одноклассника.
«Нет, ничего не меняется, - по-прежнему уныло размышляла Анна Сергеевна, - когда-то хвалились часами, потом телефонами… Десять тысяч! Да хоть бы он за всю свою жизнь десяток книг одолел».
- Итак, я снова спрашиваю, у всех ли есть текст? – суровый голос Анны Сергеевны вернул ребят в реальность. – Поднимите, пожалуйста, руки.
Робко поднялся нестройный лес рук, составивших примерно половину класса.
- А кто прочитал первую и вторую главы?
Рук стало значительно меньше.
- Так, - подбоченилась Анна Сергеевна и значительно повысила голос. - Но я же вас просила! Я же в течение двух предыдущих недель долбила вам, что нам потребуется роман «Евгений Онегин». Чем вы слушали? Каким местом? Может быть, мне попросить ваших родителей заодно купить вам и слуховые аппараты самого последнего поколения?
- Да мы забыли, - раздались в ответ жалобные голоса. – Честное слово, забыли. Сейчас так много задают и по истории, и по физике. Не можем же мы делать только вашу литературу. Да и вообще, первую главу мы слушали на прошлом уроке, какой смысл тогда ее еще и читать?
«Опять одно и то же, - бессильно подумала Анна Сергеевна. – Тридцать лет работаю и из года в год слышу одни и те же отговорки».
- Ну, зачем, зачем только родители покупают вам такие дорогие ридеры, если вы ими все равно не пользуетесь? – раздраженно воскликнула она.
- Как не пользуемся? – послышался возмущенный хор. Теперь голоса звучали намного стройнее. – Мы пользуемся. Мы читаем!
- Что вы читаете? – с каждой секундой и каждым словом раздражение Анны Сергеевны грозилось вылиться в гнев. – Когда выйдет очередной ремейк фильма «Сумерки» или где будет снимать свой новый клип на песню «Скажем мозгам твердое «нет» группа «Тридцать второй километр»? Ответьте мне на простой вопрос: что вы читаете?
- Комиксы в 5D, - хор снова разладился. – Сейчас новый вид комиксов вышел - в стихах. С творческим заданием: надо придумать самим последнюю строчку. Вот, например, первые три такие: «Анна, Анна, Анна Каренина, потерялась бедняга во времени. Зря металась графиня по станции и не знала…», а дальше надо самим придумать.
- И не знала, что есть вакцинация, - предложил кто-то свой вариант.
- Разве Анна была графиней? – удивилась Анна Сергеевна. – И вообще, при чем здесь вакцинация?
- Как при чем? – дружно удивился весь класс. – Разве вы не знаете? Ученые на днях изобрели вакцину от несчастий. Человеку ставят укол, и он застрахован от всех несчастий. Может хоть под поезд бросаться, хоть с небоскреба падать столько раз, сколько захочет, – ни разу не пострадает. Гарантия – сто процентов. Правда, пока мыши проверку не пройдут, в продажу эту вакцину не пустят.
- Все равно ничего не понимаю, - пожала плечами Анна Сергеевна. – Роман был написан в то время, когда о подобных вакцинах и не слыхивали.
- Зато в рифму, - парировали ей. – Кстати, нам завтра как раз прививки будут ставить. Против гриппа.
- А у меня, а у меня тоже есть рифма! Вот послушайте.
- Немедленно прекратите это издевательство над великим романом, - решительно пресекла дальнейшее появление рифмованных поползновений вставшая на защиту бессмертного произведения Анна Сергеевна.
Класс притих.
- Так, будем решать проблему текстов старым проверенным способом, - чеканя каждое слово, произнесла она и направилась по проходу в небольшую комнату, которая служила ей методическим уголком. Там с незапамятных времен хранились древние реликвии - бумажные книги, доставшиеся ей от старой учительницы, которую сменила Анна Сергеевна, а той они были оставлены в наследство в свою очередь от предыдущей коллеги. Книги, конечно, занимали много места и мешали, но Анна Сергеевна все никак не решалась их выбросить. Что поделать, старая учительская привычка – выбросишь бумажку, а она, как назло, тут же понадобится. Хотя бумаг в обращении уже давно почти не было. Из бумажной продукции на земле оставалась только туалетная бумага. Ученые пока безрезультатно бились над решением этой проблемы и никак не могли придумать ничего рационального и оригинального взамен.
«Это какая-то катастрофа, - подумала про себя в очередной раз Анна Сергеевна, водя рассеянным взглядом по полкам, – а ведь на дворе двадцать первый век! Школьная программа по литературе увеличилась в два раза, а количество часов осталось прежним. Просто и смех и слезы! На «Онегина» всего каких-то жалких три урока отводится! Я к вам пишу… Я к вам пишу… Господи, мне же еще к педсовету после уроков доклад писать с длиннющим названием «Новые подходы к решению проблемы падения качества чтения в условиях самых новейших технологий», - печально вспомнила она, и сердце ее невольно сжалось от жалости к самой себе.
Анна Сергеевна достала с полки несколько потрепанных экземпляров и раздала их по партам. Ребята с удивлением брали в руки эти странные предметы и с интересом разглядывали их.
- Апчхи! – неожиданно послышалось в одном из уголков класса.
- Апчхи! – раздалось в другом.
- Апчхи! Апчхи!
- Что это? – изумленно спросил кто-то из ребят.
- Это пыль, - кратко ответила Анна Сергеевна. – Книжная. В современной жизни теперь встречается довольно редко, только в исключительных случаях. Подобно нашему.
- А раньше где она часто встречалась? – послышался новый вопрос.
- Раньше она встречалась на книжных полках и в библиотеках, но не будем углубляться в прошлое. Иначе нам времени не хватит, если я начну рассказывать вам, что такое библиотека. Оставим это вышедшее из употребления слово в покое.
Анна Сергеевна щелкнула кнопкой на своем дистанционном пульте, и перед глазами ребят в воздухе возникли изображения героев романа. Впереди всех стояли Татьяна и Онегин. Все персонажи были одеты в костюмы традиционные для первой четверти девятнадцатого века.
- И вовсе Татьяна не носила такого смешного платья, - раздался возмущенный голос с первой парты.
- Точно не носила, - тут же поддержал его другой.
Анна Сергеевна удивленно уставилась на класс.
- Мы вчера на уроке музыки оперу смотрели, - принялась ей объяснять староста класса, – в современной постановке. Она недавно по всему миру с небывалым успехом прошла, как рассказал нам учитель. Так там Татьяна вместе с родителями и сестрой жила на устаревшей космической станции, – папа ее смотрителем работал, станционным, - и носила она не эту странную одежду, что вы нам показываете, а комбинезон, который недавно рекламировали по телевизору. Такой сексуальный, - мечтательно протянула девочка. – Спереди открытый и сзади открытый, и еще вот здесь ничего нет, а вот там кнопочки, кнопочки и замочки. Много замочков.
Анна Сергеевна мысленно попыталась представить, где могут быть кнопочки и замочки, если весь комбинезон почти открытый. «Хотя, если папа – смотритель, а станция устаревшая да еще где-нибудь в провинции, тогда все понятно», - подумала она.
- Онегину стало скучно на земле, и он упросил Ленского взять его с собой в космос, - продолжала тем временем свой рассказ староста. - Они прибыли с грузовым кораблем и доставили на станцию запас топлива и продовольствия, ведь у Татьяны приближался день рождения. Потом Ленский с Онегиным поссорились из-за того, что каждый хотел подарить ей современный биоробот-няню, ведь на станции уже давно устарела вся аппаратура, и няня Татьяны вот уже как несколько лет вышла из строя, отработав положенный ей срок. Поэтому они бросили жребий: кто из них вернется на землю в капсуле, а кто останется с Татьяной. Возвращение выпало Ленскому, но Онегин что-то там не рассчитал со временем и ошибся при запуске, и Ленский в этой капсуле на заданную траекторию не вышел, а вылетел за пределы Солнечной системы. В общем, он, скорее всего, погиб. Онегин с горя отправился на Марс, потом на Венеру, а когда вернулся на станцию, Татьяны там уже не было.
- И куда же она делась? – не без доли сарказма спросила Анна Сергеевна.
- А никто не знает, - развела руками староста. - Как нам сказал учитель музыки, режиссер решил в этой опере сделать финал открытым. Каждый может сам придумать такую концовку, какую захочет. А тот, кто придумает самую оригинальную, тот получит приз.
- Какой? – поинтересовалась Анна Сергеевна.
- Домашний опера-театр.
- Домашний опера-театр? – изумленно переспросила Анна Сергеевна. – Это что-то новенькое. Я еще не слышала о таком. Ну-ка, ну-ка.
- Да, это такое интересное изобретение. Сначала сочиняешь слова по готовой схеме, затем выбираешь музыку, какую хочешь, которая заложена в программе, и с виртуальными актерами ставишь свою оперу, а потом гастролируешь по миру. Виртуально, конечно.
«А в моем детстве Татьяна носила ночную атласную комбинацию на бретельках, а все действие разворачивалось на белоснежной кровати громадных размеров», - вдруг вспомнила Анна Сергеевна тот день, когда родители повели ее на оперу «Евгений Онегин» и не куда-нибудь, а в Большой театр. Тогда ей больше всего из происходящего на сцене понравилась и запомнилась кровать. Кровать выглядела намного стильнее и элегантнее всех тех, кто, валяясь и прыгая, пел на ней.
Анна Сергеевна, отгоняя непрошеные воспоминания, снова щелкнула кнопкой, и перед ребятами возникло письмо Татьяны.
- Что-то я такого шрифта не припомню, - снова послышался чей-то голос. – В Ворде его нет. Загогулины какие-то да еще на иностранном языке.
- Это письмо было написано в девятнадцатом веке, когда все люди писали пером и хорошо изъяснялись по-французски, - терпеливо объяснила Анна Сергеевна.
- Чем писали? – зазвучали ехидные смешки. – Пером?
Анне Сергеевне не без душевных страданий от наносимого ущерба уроку пришлось потратить несколько минут, для того чтобы виртуально показать эволюцию канцелярских принадлежностей.
- А когда мы будем «Анну Каренину» изучать? – неожиданно спросил кто-то из девочек, когда экскурс в историю завершился.
- Господи, да какая «Анна Каренина», когда мы «Онегина» еще не прошли! – возмутилась Анна Сергеевна, а про себя подумала: «Быстрее я под поезд брошусь, пока эту вакцину в продажу не пустили, чем мы начнем изучать «Анну Каренину». – Вы себе даже не представляете, какой объем закачки у этого романа! Да «Онегин» покажется вам маленьким рассказиком рядом с этим двухтомным гигантом.
- Ах, и все равно хочется почитать что-нибудь про любовь, особенно про настоящую! – восторженно выдохнул девичий голосок. – Анна Сергеевна, а вам нравится этот роман?
- Нравится, - не задумываясь, ответила Анна Сергеевна, - но кроме него мне нравится еще много романов и среди них, особенно - «Евгений Онегин».
- И все же хочется про любовь, - настаивала настырная девчонка.
Класс с надеждой посмотрел на Анну Сергеевну и вдруг разом воскликнул:
- Про любовь! Про любовь!
От сна не осталось и следа. Класс бодрствовал, дрожал и трепетал, как трепещут крылья у бабочки.
«Далась им эта «Анна Каренина», - с досадой подумала Анна Сергеевна.
- Да ведь и «Онегин» про любовь, - сказала она. – Я же вам еще на прошлом уроке твердила, что про любовь.
- Да какая там любовь, - разочарованно прилетело с «камчатки». – Там все про скуку да про деревню. Целая глава на эту ерунду ушла!
- А-а-а в письме, что мы сейчас с вами услышим, там как раз именно про любовь, - с отчаянием произнесла Анна Сергеевна. – Онегин и Татьяна встретились, и Татьяна, влюбившись в него, решила написать письмо Онегину. Но тогда письма писали не на ноутбуке пальцами, как двадцать лет назад, и не на сенсорном экране, как сейчас глазами, а на бумаге и чернилами. Итак, письмо Татьяны нам сейчас прочитает известная драматическая актриса Лауритта Витта, которая недавно стала победительницей межпланетного конкурса виртуальных чтецов под девизом «Актеры – детям». А вы, пока она читает, можете следить по тексту. Открывайте текст и ищите «Я к вам пишу…».
Класс притих и принялся листать роман, кто в ридере, кто на бумаге.
- Она ошибку сделала, а еще актриса! – раздался торжествующий голос второгодника Милютина, когда виртуальная актриса закончила свое чтение.
- Какую? – насторожилась Анна Сергеевна.
- Она слова местами поменяла. Она сказала: «Что я еще могу сказать?», а надо: «Что я могу еще сказать?».
Анна Сергеевна не успела грамотно отреагировать на эту реплику, так как в это время раздался звонок. Ребята стремительно вскочили со своих мест.
- Стойте! – закричала Анна Сергеевна. – Сядьте на место! Я вас последний раз предупреждаю: не закачаете в ридеры роман – отправлю всех к директору! – «Что же делать? Что делать?– лихорадочно принялась соображать она и едва не закричала от радости. – Кажется, придумала!» - Для кабинета китайского языка срочно понадобилась энциклопедия «Юнлэ», а она пока только в бумажном варианте имеется. В общем, если придете без текста, то будете сидеть у директора и оцифровывать все одиннадцать тысяч ее томов. Поняли?
Ребята кивнули головами.
- А вот теперь урок окончен, - сразу же успокоившись, сказала Анна Сергеевна. - До свидания.
Класс опустел мгновенно, но звонок продолжал трезвонить настойчиво и бесперебойно. У Анны Сергеевны от его назойливого грохота даже голова заболела. Она рассердилась на звонок и открыла глаза. Звонил будильник. «Слава богу, что это был всего лишь сон, - облегченно вздохнула Анна Сергеевна, нажимая на кнопку и падая назад, на подушку – Но какой страшный сон! Не лучше, чем у Татьяны».


Лихобабенко Иван. Рассказ "Прошлый век!"

– Андрей Вадимович, когда Вы в последний раз читали книгу?
– Сегодня, по дороге на работу, – удивился неожиданному вопросу господин, сидевший во главе длинного стола, занимавшего почти весь конференц-зал.
– Нет, Вы меня не поняли, – возразил молодой человек,– я имею в виду, читали настоящую книгу, отпечатанную на бумаге.
– Боюсь, что уже и не припомню, – слегка задумчивым тоном проговорил Андрей Вадимович. – А в чём собственно дело, Константин Николаевич, к чему эти вопросы?
Докладчик, не дослушав вопрос, обратился к одному из присутствующих в конференц-зале с тем же вопросом. – Пожалуй, только в школе, – с лёгкой ухмылкой ответил он.
– Господа! – обратился докладчик к залу, – Кто из вас читал настоящую книгу, на этой неделе? В зале воцарилась тишина, кто-то с недоумением смотрел на президента компании, кто-то на докладчика, а кто-то смущённо опустив глаза, делал вид, что просматривает свой доклад. – Может быть в прошлом месяце? – с надеждой в голосе, продолжал он. Слушатели молчали.
Тишину нарушил господин, сидевший по левую руку от президента. – Господин Крайнов, делайте ваш доклад, и перестаньте задавать несущественных вопросов. Вы прекрасно знаете, что в наш век уже никто не читает ни печатных книг, ни газет, ни журналов. Прогресс не стоит на месте: бумага, чернила, краски – это же прошлый век, их производство, по меньшей мере, не экологично. Да и вообще они мешают людям жить и развиваться: бесконечный бумажный мусор, горы книг на полках, лишняя тяжесть в наших портфелях, я уже не говорю о дамских сумочках. Ведь мы с вами изобретаем технологии, которые делают жизнь людей комфортней и проще! Господин Крайнов, не Вам, одному из наших лучших инженеров, мне это объяснять. Прошу Вас, ближе к делу, в конце концов, вы не единственный докладчик в этом зале, нам нужно выслушать всех.
Докладчик, сунул руку во внутренний карман пиджака, достал из него предмет по виду напоминавший шариковую ручку квадратного сечения, и не превосходивший её по размеру. Затем он повернул противоположные концы ручки, из образовавшегося паза, проходившего по всей её длине, появилась голограмма книги, закрытого томика, толщиной примерно в 300 – 400 страниц, в обложке из теснённой кожи и с бронзовыми застёжками. Докладчик положил «ручку» на стол перед собой, лёгким движением руки, больше похожей на взмах дирижёра откинул застёжку и раскрыл книгу, страницы развернулись лёгким веером и зашуршали.
Все присутствующие смотрели на книгу, как завороженные. Наблюдать столь редкий в наше время предмет, не говоря уже о том, чтобы прикасаться к нему или заглядывать в него доводилось далеко не каждому. Особенно учитывая тот факт, что присутствующие, были в основном молодыми людьми, которые книги «в живую» видели только в музеях, да и то лишь те, кто их посещал.
Первым пришёл в себя президент. Что это, Константин Николаевич? – спросил он, не сводя глаз с предмета, лежавшего на противоположном конце стола.
– Это книга. Точнее копия книги, обложка оформление, структура бумаги, шрифт, в общем, это точная копия оригинала, который хранится в музее и до которого не могут дотронуться даже учёные. Мы получили все данные из этой книги, не прикасаясь к ней. В этом нам помогли наши коллеги, они изготовили, сканер, способный просканировать книгу насквозь, прямо через стекло витрины в музее. Затем мы загрузили полученный файл, вот в это устройство, – докладчик указал на «ручку», – мы называем его К-транслятор. Ну а сейчас я его включил, и вы видите, ту самую книгу, которая хранится в музее. Теперь всё что написано в этой книге доступно любому, и учёному и студенту и школьнику, достаточно купить К-транслятор, закачать в него нужную вам книгу, и вы можете листать её столько сколько вам угодно. Также мы провели исследования функций головного мозга, связанных с восприятием и запоминанием текста. На основе этих исследований мы внесли некоторые поправки в трансляцию голограммы, что позволило нам значительно повысить возможности человеческого восприятия, и как следствие запоминания прочитанного текста.
– Какова цена этого устройства? – осведомился президент, умевший схватить интересную идею, прямо на взлёте, и оценить её с точки зрения практического применения, – и каковы сроки подготовки предприятия для массового выпуска данного товара?
– Образец крайне дорог, но цена на товар массового производства будет варьироваться в пределах цен на новые модели персональных компьютеров, а через год-два, после начала выпуска, упадёт до доступной почти каждому студенту.
– Ну что ж, пожалуй, достоинства налицо, – подытожил президент – хотелось бы услышать все возможные недостатки, если таковые конечно имеются. – Да, и прошу вас, господа, задавайте вопросы. Я думаю, автора столь удивительного изобретения всегда есть о чём спросить.
­ – Что касается недостатков, то это скорее сопутствующее явление, нежили недостаток самого изобретения. Дело в том, что на протяжении всего времени разработки, нашу команду волновал вопрос этики применения сканера, мы боимся, что попади сканер в руки недобросовестных граждан, его будут использовать просто для воровства книг, злоумышленники, смогут прийти в музей, и абсолютно незаметно просканировать, а затем и прочитать любую книгу хранящуюся там. А мы с вами отлично знаем, что далеко не все из них разрешены для прочтения.
Публика оживилась. Все начали шептаться, а некоторые и разговаривать в голос. Господин, сидящий слева от президента, что-то говорил ему на ухо. На что он качал головой, и, кажется, слегка удивлялся услышанному. Наконец президент что-то ему ответил и он встал, – итак господа прошу тишины, я так понял, что вопросов у вас к докладчику нет, – зал согласно загудел. – Прекрасно, – продолжал он, – тогда у меня последний вопрос: господин Крайнов, как Вы относитесь к Вашему изобретению?
На этот раз тень удивления промелькнула по лицу докладчика, но не все её заметили.
– Вы хотите знать моё отношение? – с неподдельным удивлением в голосе ответил он. Это отличное устройство, создающее ощущение работы с настоящей книгой и в тоже время оно почти не занимает места и почти ничего не весит. Также есть возможность подключения данного устройства к персональному компьютеру, мобильному телефону и другим устройствам из нашей повседневной жизни, посредством чего производится заряд аккумулятора, его настройка и запись новых книг. Да и ещё один нюанс, устройство может обрабатывать только одну книгу, вы не можете записать на него всю свою библиотеку. Мы посчитали, что это более реалистичный вариант. Это будет приучать людей доводить дело до конца, ведь если у человека не будет под рукой выбора книг, он волей-неволей будет дочитывать то, что начал, и в тоже время это значительно упростило конструкцию устройства, а как следствие его вес и цену.
– Это всё? – спросил господин задавший вопрос.
На несколько секунд, докладчик задумался, потом поднял голову, взглянул своему интервьюеру в глаза и сказал, ещё уверенней и твёрже чем до этого.
– Она МЕРТВА!
Глаза президента округлились, лицо господина сидящего слева от него исказила гримаса негодования. Большинство присутствующих обратили к докладчику вопросительные взгляды. Тишина ставшая обыденной во время выступления этого докладчика, казалось сгустилась, и время шло в ней медленнее чем обычно. Докладчик стоял переда слушателями, как последний солдат поднявшийся из окопа, и ему казалось, что время уже не идёт а тянется через эту плотную и тягучую массу тишины.
– Господин Крайнов, – обратился к докладчику господин, сидевший слева от директора, он даже встал со стула и медленно пошёл вдоль стола, как бы проверяя прочность тишины и степень её густоты, – что вы сегодня себе позволяете, Вы считаете что конференц-зал, это место для постановки театральных номеров, или Вам не нравится Ваша работа и Вы хотели бы чтобы Вас уволили? Вы - отличный инженер, гордость нашей корпорации, выставляете себя на посмешище вашим коллегам.
Зал ни как не отреагировал на эту реплику, казалось, им всё ещё не удалось вырваться из навалившейся на них тишины.
– Но это действительно так, – перебил его докладчик – эта книга мертва, также как и любой другой аналог книги. Они мертвы, у них нет истории, их жизнь заканчивается тогда, когда вы отключаете транслятор, и всё, их больше нет, в этих книгах нет следующей страницы, и нет предыдущей, есть только текущая и больше ни какая. Не окажись у вас возможности зарядить аккумулятор вашей «книги», Вы останетесь без неё, Вы не сможете прочитать ни единой строки. Те регионы нашей планеты, где до сих пор из-за природных катаклизмов периодически пропадает электроэнергия, не смогут читать, я уже не говорю о тех местах, где электроэнергии просто нет. Вы никогда не оставите эту книгу на подоконнике распахнутого окна, и встав утром не увидите как слабый утренний ветерок, колышет её страницы и они, едва слышно, шуршат. Вы никогда не сможете согреться от огня, который даст она Вам, если Вы будете замерзать. Вы не передадите её своим детям, а они своим, как фамильную ценность. Я могу продолжать и продолжать, список того чего мы лишаем людей не выпуская печатных книг, журнал и газет. Господа, ведь мы жители демократического государства, и если наша власть не желает принять этого факта, так давайте сами в меру своих возможностей делать, это. Давайте выпускать печатные книги, хотя бы только книги, для начала, малыми тиражами и продавать людям, пусть у них будет выбор покупать К-транслятор или же купить настоящую, «живую», книгу.
Докладчик замолчал, господин, сидевший слева от президента, наконец, дошёл до него, взял со стола «ручку» повернул её концы, голограмма исчезла. Ещё мгновение он вертел её в руках, а затем, положил в карман и вернулся на своё место.
– Господин Крайнов, отличный доклад, и отличное устройство, я думаю, оно очень понравится нашим клиентам, не правда ли господин президент? Андрей Вадимович, взглянул на него отрешённым взглядом и кивнул, – Да, да. Константин Николаевич, это действительно достойное изобретение. Вы как всегда отлично справляетесь с поставленными переда вами задачами. Я прошу Вас, сегодня же передать всю документацию по вашей разработке моему секретарю, – он кивнул налево, секретарь неприятно ухмыльнулся. – Выражаю Вам личную благодарность. Можете не беспокоиться, ваши труды не останутся не поощрёнными. Да и возьмите отпуск, у вас ведь, кажется, есть жена и дети? Отдохните с ними пару недель, мне кажется Вы очень устали.
– Прошу Вас присаживаться господин Крайнов, – сказал секретарь, не скрывая раздражения в голосе – следующий докладчик, пожалуйста.
– Просто в музеях книги раскрывают не на тех страницах, которые действительно стоит читать – пробубнил докладчик, направляясь к своему креслу. Но на это, уже никто не обратил внимания.

Tags: wexler/, Литература
Subscribe

  • Украинское...

    Похоже у украинской армии есть мощная резервная группировка... Не знаю, как с ополченцами , но в Киеве они уже начали боевую операцию против милиции…

  • Украинское... Бои местного значения. Часть II.

    Оперативная съёмка. 11.07.2015. Видео снятое на месте событий около спортивного комплекса Антарис, на улице Лермонтова в Мукачево. Это самое начало…

  • Я вам не скажу за всю Одессу...

    Ну продолжают меня радовать новости с Украины. Это Одесская ОГА... Сразу вспомнилось "Замуровали демоны..."

promo matsam march 16, 2013 15:26 37
Buy for 40 tokens
Это произошло в конце 70х , да точно я ведь еще учился в школе. В Москве проходила выставка Федеративной Республики Германии, всё таки 1978 год и о чудо мне удалось на неё попасть. В те годы очередь на такие выставки растягивалась на километры, а когда отстоявший её счастливчик попадал…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments